?

Log in

No account? Create an account
Я решила освежить эти мысли прежде чем написать чуть больше о пищевой психологии.
Если рассматривать в целом, то пищевое поведение присуще всем животным и отличается большим разнообразием. Оно неразрывно связано с различными видами активности, связанной с поиском, запасанием пищи и обменом веществ. В контексте данной статьи, я буду рассматривать пищевое поведение, как ценностное отношение к пищи и к процессу ее приема.
С самого зачатия с едой связано очень много задач и функций для человека. Жизнь плода зависит от того, как хорошо и полноценно питается его мать, после рождения ребенок полностью зависит от матери (или фигуры ее замещающей). Мать и ребенок поначалу существуют в слиянии, и хотя малыш физически уже отделился от мамы, но эмоциональное и психологическое отделение еще только в самом зародыше и продолжаться оно будет до подросткового возраста. А пока что недаром матери даже в речи частенько не отделяют себя от ребенка, говоря «мы»: «мы поели», «мы погуляли».
В каждой семье в процесс воспитания включен аспект приема пищи. То, как организован прием пищи (завтраки, обеды, ужины), в каком месте это происходит, отдельно друг от друга или совместно, каким разговорами сопровождаются и многое другое, оказывает очень большое влияние на формирование пищевого поведения каждого человека.
Зачастую нелюбовь к тем или иным продуктам идет из ранних лет жизни. Многие дети капризничают и не хотят есть, а родители в панике от того, что ребенок голодный, начинают засовывать ложку с кашей через сжатые зубы. Довольно часто можно услышать от родителей фразы типа «пока не съешь суп из-за стола не выйдешь», «ты сегодня наказан, останешься без ужина», «ой, какая хорошая девочка, возьми конфетку». В нашей культуре принято приезжать в гости и обязательно привозить шоколадки для детей, принято накрывать обильные столы, и редкая бабушка не будет накладывать вам добавки, желая накормить до отвала.
К сожалению, в такие моменты еда перестает выполнять свои прямые функции – это удовлетворение физиологической потребности в еде, и становится ориентирована на выполнение сопутствующих функций.
Какие функции у еды могут быть, кроме удовлетворения физиологической потребности?
Еда может быть показателем эмоционального состояния человека. Пищевой центр связан с выработкой эндорфинов – гормонов удовольствия, наслаждения. Получая удовольствие от еды, мы можем прибегать к ее употреблению, когда хотим снять стресс, расстроены, огорчены, устали и т.д.
Как уже говорилось ранее, еда и приемы пищи сильно вписаны в семейную систему. То, как кормят ребенка и всю семью в целом, кто отвечает за процесс приготовления, выбора блюд, объема порций, влияет на ценностное отношение к еде. Если, например, семейный ужин – единственное время, в которое семья может собраться и побыть вместе, то есть большая вероятность, что кто-то из членов семьи будет стараться продлить это приятное времяпрепровождение, накладывая добавки. А для кого-то это может быть мучительно – если за столом ведутся тяжелые эмоциональные разговоры, споры, и хочется побыстрее сбежать из-за стола, забыв про голод. Люди привыкли за столом общаться. Здесь важно сказать про еду, как средство общения, коммуникации. Многие сделки совершаются за столом переговоров, который обильно накрыт закусками, или не редкость деловые завтраки, обеды, ужины.
И наконец, еда, как социальный акт. Исторически, все, что связано с едой чаще всего является социально одобряемым действием. Различные блюда, семейные традиции, различные рестораны, множество столовых приборов. Качество еды и ее разновидность является также критерием социального статуса человека.
Для чего нужно психологическое сопровождение во время снижения веса?
В большинстве случае, когда заканчиваются любые ограничительные диеты, то человек возвращается к своему привычному и прежнему способу питания, в результате чего, вес возвращается. Так вот основная задача психологического сопровождения во время снижения веса это помочь разобраться в истинных причинах переедания, которое в большинстве случаев является причиной набора веса, пристрастия к каким-то отдельным продуктам или блюдам. И в дальнейшем, это позволяет отказаться от старых привычек, найти новые более полезные и принять здоровый способ питания, не как что-то навязанное извне!
Переедание может быть следствием семейных традиций, привычкой расслабляться после напряженного рабочего дня, средством против скуки, стресса, привычкой есть за компанию и много другого.
Вместе с психологом появляется возможность разорвать тесную эмоциональную связь с едой. И найти другие разнообразные способы получения удовольствия. Это является еще одной задачей психологического сопровождения.
И конечно, необходимо сказать о профилактике срывов. Корректируя свое пищевое поведение, осознавая причины переедания, у вас практически не остается возможности вернуться к прежнему питанию и привычкам и появляется ресурс, благодаря, которому можно не бояться застолий и обильных накрытых столов.
После работы с психотерапевтом у человека пропадает потребность наполнять свое тело избытком пищи. Грамотно построенное похудение - это не лишение чего-то привычного, например, удовольствия от пищи, а раскрытие новых возможностей с сохранением всего ценного, что уже есть у человека.
Несомненно, квалифицированная психотерапия может оказать большую помощь желающим обрести стройную фигуру. Ценность психотерапевтических методов как раз в том и состоит, что они позволяют отказаться от переедания легко и с удовольствием.
Какие конкретно аспекты пищевого поведения необходимо затронуть в работе с пищевым психологом?
Во-первых, это цель или другими словами мотивация. Для чего нужно похудеть? Что вы будете делать, когда похудеете? как Вы будете использовать свою стройность? Это те вопросы, на которые необходимо ответить, начиная процесс снижения веса.
Во-вторых, спектр удовольствий. Как и при любой другой зависимости, круг интересов сужается, и еда начинает выполнять очень большое количество функций, чего делать не должна. С помощью нее мы отдыхаем, развлекаемся, общаемся и т.д. И в целом вся работа будет направлена на то, как разнообразить свою жизнь, чтобы заполнять ее не едой, а приятными и важными занятиями, которые по какой-то причине были раньше не доступны.
В-третьих, разделение понятий, голод - насыщение, аппетит – отвращение, жажда. Здесь важна опора на телесные процессы, так как все сигналы нам приходят не из космоса, а от собственного тела. К сожалению, люди с избыточным весом, как правило, за долгое время научились игнорировать те «звоночки», которые им посылает их организм. Возвращение телесной чувствительности – это большой пласт работы.
В-четвертых, придется коснуться вторичных выгод лишнего веса. Люди с избыточным весом, часто возмущенно отрицают факт наличия выгоды и плюсов лишнего веса и переедания. Но, так или иначе, сдаются и признают, что лишний вес каким-то образом помогал им в жизни, именно поэтому он и не уходил так долго. Среди вторичных выгод можно назвать статусность/солидность (большой человек выглядит солиднее, особенно это актуально для начальников и руководителей), тепло (полным людям всегда теплее, чем худым), безопасность (часто полные женщины чувствуют себя более спокойно, зная, что не вызывают повышенного сексуального интереса со стороны мужчин). Конечно, это не единственные аспекты работы, так как важны отношения с матерью, отношения с окружающими, потому что еда в какой-то момент стала их регулятором.
В целом психотерапия — это необходимое средство, которое предлагает людям новую возможность развития личности. В моей работе психотерапевта внимание, как правило, направлено на развитие контакта, основанном на понимании и обеспечении неудовлетворенных потребностей людей с ожирением и девиантным пищевым поведением. Акцент в процессе терапии на возможности реализации неудовлетворенных потребностей дает лучшие результаты, чем анализ прошлых болезненных отношений.
Супервизия для начинающих психологов-консультантов и гештальт-терапевтов.

Супервизия в психологии - это пошаговый процесс обсуждения психологом своих размышлений или затруднений при работе с клиентами с более опытным и имеющим подготовку в супервизии коллегой.
Чаще всего работающие консультанты и терапевты используют формат индивидуальной заочной супервизии. Но для начинающих есть более полезная форма групповой очной супервизии, где есть возможность в реальном времени получить помощь и поддержку своих профессиональных навыков. Групповая очная супервизия подразумевает работу терапевта с кем-то из участников группы, заинтересованных поработать в качестве клиента, с анализом сессии и получением обратной связи от супервизора, являющегося ведущим этой группы.
Я люблю супервизию в любых ее проявлениях от дидактических форм до чего-то творческого и необычного, что может раскрыть потенциал консультанта/терапевта. Я часто встречаю начинающих психологов, которые делают первые попытки в работе с клиентами, но очень опасаются совершить ошибки, или, совершая их, боятся снова пробовать работать.

Я предлагаю три варианта супервизии со мной:
1. Личная заочная супервизия. (Стоимость 2000р)
2. Групповая очно-заочная супервизия (3 часа, группа от 7 человек, стоимость 700р)
3. Заочная супервизия по Skype (Стоимость 1000р)

Экспертная позиция.

Захотелось написать то, что думаю.
Интересно кто из вас полез проверять эту информацию после просмотра?

Вот утром наткнулась я на это видео.



И так уверенно и задорно с живыми примерами рассказывает нам этот дяденька о свойствах кофе, о которых мало кто знал до этого. И ведь впечатляет, так что хочется поделиться. Так как кофе я не пью, стало интересно. Начала делиться со знакомыми и друзьями, полезла в Wikipedia. Ничего похожего про свойства теобромина пока не нашла, расстроилась и обрадовалась одновременно, от того, что это враки или заблуждения, и что не позволила сделать себя одураченной. Либо дядька заблуждается, либо заказное видео, из разряда заказных исследований и т.д.
А ведь ровным счетом не имеет значения, в какой области специалист выражает свое «якобы» экспертное мнение, врачи, биологи, политики, психологи. Все они, конечно же, могут все это делать и говорить, вопрос в другом, как мы реагируем на них. Отчего вообще нуждаемся в экспертах и их мнениях, почему принимаем их мнения как истину и не проверяем?
Чего стоит умело орудовать убеждающими фразами или приемами типа: «поверь мне, я знаю, о чем говорю», «это реально работает», «нужно делать так и будет тебе эдак…», «мой многолетний опыт…», «множество примеров, говорят о том, что это так…»? Может я, конечно, буду критична, цена таким маневрам не великая. К сожалению для меня как специалиста, работающего «на клиента» эта технология хорошо продает услуги, а я ей не владею.
Я не думаю, что есть однозначный ответ, на вопрос «зачем нам эксперты». Но поразмыслив, могу сказать, что желание, чтобы кто-то «старший», «взрослый» решил за нас как надо или как лучше, чтобы самому не решать, играет значение. Еще более простой вариант – это лень. Мне довольно часто не хочется разбираться в сложных вопросах. Я просто хочу, чтобы ясность появилась в моей голове в виде готовой картинки. А еще может не быть времени, а нужно быть в курсе злободневной или насущной темы, чтобы уж точно выразить свое мнение, ведь не иметь своего мнения по любому вопросу – это стыд и позор для интеллигентного человека. Возможно, все это опирается на неспособность выдерживать неопределенность, от которой хочется немедленно сбежать.
В целом яркие экспертные мнения и высказывания очень нужны, чтобы например, популяризировать науку. Но после этого хорошо бы свериться с еще парой «экспертов», хотя картинки может и не сложиться.
К сожалению, большая часть людей не утруждает себя вопросами или намерением потрудиться. Я тоже не исключение, если кто-то захочет кинуть помидориной. Также я понимаю, что знать всего невозможно. Но когда, мне откровенно пытаются втюхать свое мнение, возникает обоснованное сопротивление, к которому стоит прислушаться, чтобы сориентироваться в том, а что происходит. Мне важно понимать, а на основании чего мой, например, собеседник говорит с экспертной позицией. Я хочу услышать аргументы. Мне точно не достаточно ответов типа «я опираюсь на закон», «я как юрист/психолог/диетолог/ могу сказать..».
Надо отметить, что я разделяю экспертную позицию и опыт. Одно и другое может существовать очень просто друг без друга, и прекрасно, если экспертность действительно опирается на опыт, а не на проекции.
У меня нет задачи раскрыть глаза на «лживый» мир, и я не призываю не слушать людей с претензией на экспертное мнение, просто делюсь своими соображениями, ведь интеллигентному человеку не прилично не иметь своего мнения;)

P.S. Ни разу без претензии на экспертность;)
tvorchestvo-art-of-smile-buddha-680x506


Я не писала вообще долго, видимо, потому что я долго запрягаю, поэтому надеюсь, что писаться дальше будет легко и быстро. Мне показалось разумным начать свой первый пост здесь с размышлений о гештальт-терапии и, в частности, творческом аспекте гештальт-терапии. Мне кажется интересным рассмотреть вопрос о том, как гештальт-терапия, направленная на развитие творческого приспособления, использует творческие способы работы и взаимодействия?

Для тех, кто не знает, расскажу вкратце, что является гештальт-терапией. Гештальт - это немецкое слово, оно означает «фигура», «образ», «целостность». Личность в теории гештальт-терапии рассматривается как непрерывно протекающий процесс взаимодействия организма со средой и с самим собою.
Гештальт-терапия была создана в 50-х Фрицем Перлзом как ответ на очень сильные тенденции к психоанализу, где клиенты были довольно пассивны. Он хотел, чтобы пациенты были более активными, отношения с ними более сложными, более связанными друг с другом.
По существу гештальт не сильно отличается от других подходов психотерапии. Все подходы психотерапии направлены на понимание себя, увеличение вашей осведомленности, чтобы научиться принимать и ценить себя. Одной из ценностей гештальт-терапии является фокусирование на контакте. Существует мнение, что хороший контакт питателен для обоих, как для клиента, так и для терапевта; и что такое взаимодействие, такие отношения, которые могут развиваться между терапевтом и клиентом, становятся очень благоприятной и питательный средой.
Для меня, гештальт-терапия – это возможность встретиться на «границе контакта», и возможность почувствовать в себе силу и энергию. Чаще всего это происходит с помощью так называемого «эксперимента». Эксперимент всегда должен сопровождаться живым любопытством к другому человеку и собственным волнением. Я думаю, что в этом и есть уникальность гештальт-терапии.
Что же для гештальт-терапии является хорошим контактом?
Хороший контакт – это встреча, с возможностью слушать и отвечать. Это некоторый цикл, в котором устанавливается связь между двумя людьми, где один говорит что-то, а второй слышит его. Его принимают и слушают. У терапевта есть чувства, связанные со всем происходящим, а у клиента есть ответ. Это постоянное взаимодействие между ними, где терапевт может наблюдать за «процессом» клиента, слышать КАК он говорит, КАК себя чувствует и КАК реагирует.
Хороший контакт предполагает прохождение полного цикла, в котором можно видеть свое влияние на другого. Это также осознавание своих мыслей, чувств, действий и поведения.
Это дает возможность стать более подлинным, спонтанным и способным к близости в этом процессе. Как правило, когда речь идет о близости, подразумевается замедление процесса, чтобы видеть, как человек устанавливает связь другим человеком, но случается так, что хороший контакт может быть стремительным и быстрым.
Гештальт-терапия может помочь людям, научиться определять, что они несут в своей истории или в опыте, что полезно, а что уже не полезно сегодня. Это важно, так как часто правила, по которым мы живем, находятся за пределами нашего осознавания. Они часто не произносятся вслух, это то, что было сформировано в нас благодаря отношениям с нашими родителями, нашими учителями, религией, друзьями и коллегами. Эти правила часто остаются незамеченными.
Но многие люди, я думаю, ищут что-то большее, чем терапию «разговором». В этом смысле гештальт-терапия свободно обращается с творческими способами, так как в ней заключен еще один смысл, подразумевающий развитие гибкости и способности к творческому приспособлению.
В гештальт-терапии часто говорится о творческих способах приспособления, и это то, что мы стараемся помочь развить.
Я думаю, что творческое приспособление является одним из основных видов жизнедеятельности. Потому что наша жизнь постоянно меняется, мы постоянно устанавливаем и прерываем контакты. Творческое приспособление необходимо для выживания. Гештальт-терапия использует термин творческого приспособления, чтобы подчеркнуть активный и спонтанный характер этого процесса. Каждую секунду каждого дня, мы творчески приспосабливаясь к изменениям в нашей жизни. Творческие способы приспособления могу открыть те двери и пути, которые действительно могу привести в «желанное место». Это всегда исследование себя или других. Это приглашение играть и развивать свое любопытство и последовать за предложением "Давай посмотрим, что происходит в этот момент!"
Когда речь идет о творчествео в психотерапии, то я имею в виду процессуально-ориентированный подход в работе с художественными, творческими и «неожиданными» средствами, которые поддерживают концепцию восприятия и понимания. Ведь цель заключается не только в продукте творческого выражения, а, скорее, в процессе, посредством которого он появился.
Существует прямая связь внутри каждого из нас между различными проявлениями нашего природного творчества в письменной форме, искусства, музыки и танца.
Творчество в терапии – это то, что происходит между терапевтом и клиентом. Это процесс, в котором есть терапевт, а клиент делает что-то большее, чем просто самовыражение.
Идет ли здесь речь об арт-терапии? Отчасти, да.
Если человек находится в состоянии тупика, не может словами выразить то, что с ним происходит, или вообще плохо понимает, что с ним происходит, то можно пригласить его обратить внимание на эту ситуацию. Это может быть бессловесное выстукивание пальцами. Это может выйти на странице в виде символов, знаков или просто клякс, и тогда будет очевидно, что у этого состояния есть цвет, и оно получило форму. Это то, о чем здесь можно говорить, во что можно углубиться и понять больше о себе. Так или иначе, если помочь обрести форму происходящему, то легче иметь дело с ним.
Может ли на процесс такого творчества повлиять склонность или несклонность к творчеству, как виду деятельности? Это интересный момент, потому что я думаю, что мы все, естественно, творчески. Конечно, есть много людей, которых отвернуло от творчества в привычном понимании. Много людей не хотят рисовать, потому что они чувствуют, что плохо рисуют. Секрет в том, что это процесс сам по себе, в который можно только пригласить.
Творчество в психотерапии несет созидательную функцию, где терапевт находится в контакте с клиентом, который показывает и одновременно творит. Признаком хорошего контакта, в этом смысле, является творческое взаимодействие в терапевтических отношениях.
Как правило, есть «стандартный» набор способов для творчества в психотерапии, и они имеют право на существование. Можно предложить нарисовать что-то, использовать, например, подушки для представления различных частей себя или разных людей в их жизни, или можно использовать песочницу, где клиенты выбирают фигурку или ряд фигур, с которым олицетворяют себя и других.
Я могу использовать в работе пустой стул, который является классической техникой гештальт-терапии, где кто-то говорит о своей матери, например, и терапевт может попросить: «Представить на стуле свою мать. Поговорить с ней, как будто она здесь». Это часто поднимет уровень тревоги и возбуждения в человеке. Они могут сказать от души то, что раньше не могли произнести и снять этот груз с себя, чтобы двинуться дальше в этих отношениях.
В этот момент работа становится гораздо более прямой и быстрой, существенно приближаясь к решению реальной проблемы.
Но важно помнить, что даже известные и испробованные техники все равно требуют творчества, которое помогает сделать индивидуально разработанные эксперименты. Творчество в, такого рода, эксперименте может выражаться в словах, жестах, проявлениях и, одновременно, невмешательстве самого терапевта, в помощи клиенту начать эту игру.
Только непрерывное творчество, будь то в индивидуальной терапии, в ко-терапии, или групповой терапии, стимулирует живость, инновации и осмысленность, которые необходимы в гештальт-терапии.
А для этого можно опираться, например, на сенсорные стороны клиентов.
Некоторые клиенты ориентируются хорошо визуально. Для них будет продуктивно использовать изображения, формы, цвета и дизайны. Другие опираются легко на звуки, и для них уместным будет работа с голосом и звуками. Третьи являются особенно восприимчивыми к пространственным способам общения, и им необходимо взаимодействие с участием направления, движения и пространства. Кому-то легко найти себя, и общаться в метафорических терминах, или наслаждаться фигурами речи. Такие словесные интервенции как метафора и словесные образы, возможно, не будут иметь влияния, а жесты, мимика или "скульптуры группы" - наоборот.
Фриц Перлз как-то описывал работу со скульптором, который испытывал сложности в принятии решений. Перлз покинул временно среду разговорного языка и предложил художнику выразить свои проблемы в своих скульптурах. Это средство самовыражения на невербальном уровне позволили ему войти на те пласты, которые были закрыты на исключительно вербальном уровне .
Процесс изучения, своей творческой части интересен сам по себе. Это как если вы можете отпустить ожидание, что должно быть что-то конкретное, и пойти за переживаемым чувством, тогда появляется что-то новое. Важно всегда проверять вместе с клиентом, как он себя чувствуют, что происходит в его теле, прежде чем начать этот процесс, чтобы он смог опираться на них. Это очень интересный процесс, быть с кем-то, кто неохотно рискует творить, потому что он думает, что он не очень способный, а затем быть втянутым в этот процесс.
Использование искусства действительно полезно. Оно может дать нам чувство опоры, что мы можем сделать что-то здесь, что можем понять собственный процесс. Оно может пролить свет на то, чего еще не было... где не было света до этого. Это может дать нам надежду – что мы расширяем свой мир.